Дмитриев Сергей Николаевич

(род. 1959)

Творчество и жизнь Сергея Дмитриева неразрывно связаны с несколькими его страстными увлечениями — историей, поэзией, путешествиями и фотографией. Родившись 10 июня 1959 года в древнем, напоенном историческими событиями Великом Новгороде и проведя здесь свое детство, он навсегда впитал в себя любовь к русской истории. Эта любовь привела его на исторический факультет МГПИ им. В.И. Ленина, а затем в издательство «Молодая гвардия», где Дмитриев проработал с 1981 по 1994 год, пройдя путь от младшего редактора, научного редактора и заведующего редакцией политической литературы до главного редактора издательства. Впоследствии и по настоящее время Сергей Дмитриев — главный редактор крупнейшего исторического издательства «Вече».

Как историк, защитивший кандидатскую степень еще в 1989 году, Сергей Николаевич опубликовал несколько фундаментальных работ-исследований. Среди его книг — «Письма совести и веры. История завещания Короленко» (М., 1991), «Персидские напевы. От Грибоедова и Пушкина до Есенина и XXI века» (М., 2014), «Грибоедов. Тайны смерти Вазир-Мухтара», «Последний год Грибоедова. Триумф. Любовь. Гибель» (М., 2016), «Владимир Короленко и революционная смута в России. 1917-1921» (М., 2017). Он также опубликовал более 150 статей на исторические и политические темы и выступил составителем целого ряда исторических изданий. В 2015 году к 220-летию со дня рождения А.С. Грибоедова в Государственном музее А.С. Пушкина в Москве демонстрировалась фотовыставка «Дороги Грибоедова: от Москвы до Тегерана», подготовленная Дмитриевым. За эти и множество других работ Сергей Николаевич удостоен различных литературных премий, а в 2006 году ему было присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации».

Любовь Сергея Дмитриева к фотографии и поэзии выразилась в новом жанре фотопоэзии. Постоянно и целенаправленно путешествуя по России, он чутко подмечает детали и признаки уникальной природы, культуры и истории нашей страны. Фиксируя их в мозаике фотокадров, он расширяет восприятие зрителя философскими, чуткими и тонкими поэтическими строками. Творчество Сергея Николаевича нашло отражение в сборниках стихов: «Письмена. 150 стихотворений из старой тетради» (М., 1998), «Заветное. Двадцать лет спустя» (М., 2000), «Слезы небес» (М., 2002), «О жизни, смерти и любви...» (М., 2005), «Лирика любви» (М., 2008), «Стихи о внуках» (М., 2016), «Я жизнь за все благодарю...» (М., 2108), «Любовь земная и небесная» (М., 2018). «Молитвы русского поэта» (М., 2018), а также в альбомах его фотостихотворений «По русским далям и просторам» (М., 2006), «По свету с камерой и рифмой» (М., 2009), «На Святом Афоне. Стихи русского паломника» (М., 2013).

В 2018 году Сергей Дмитриев получил президентский грант на создание интернет-антологии «Поэтические места России», в котором соединились все его увлечения и знания о русской земле, отечественной истории и поэзии.

Дмитриев Сергей Николаевич

Творчество и жизнь Сергея Дмитриева неразрывно связаны с несколькими его страстными увлечениями — историей, поэзией, путешествиями и фотографией. Родившись 10 июня 1959 года в древнем, напоенном историческими событиями Великом Новгороде и проведя здесь свое детство, он навсегда впитал в себя любовь к русской истории. Эта любовь привела его на исторический факультет МГПИ им. В.И. Ленина, а затем в издательство «Молодая гвардия», где Дмитриев проработал с 1981 по 1994 год, пройдя путь от младшего редактора, научного редактора и заведующего редакцией политической литературы до главного редактора издательства. Впоследствии и по настоящее время Сергей Дмитриев — главный редактор крупнейшего исторического издательства «Вече».

Как историк, защитивший кандидатскую степень еще в 1989 году, Сергей Николаевич опубликовал несколько фундаментальных работ-исследований. Среди его книг — «Письма совести и веры. История завещания Короленко» (М., 1991), «Персидские напевы. От Грибоедова и Пушкина до Есенина и XXI века» (М., 2014), «Грибоедов. Тайны смерти Вазир-Мухтара», «Последний год Грибоедова. Триумф. Любовь. Гибель» (М., 2016), «Владимир Короленко и революционная смута в России. 1917-1921» (М., 2017). Он также опубликовал более 150 статей на исторические и политические темы и выступил составителем целого ряда исторических изданий. В 2015 году к 220-летию со дня рождения А.С. Грибоедова в Государственном музее А.С. Пушкина в Москве демонстрировалась фотовыставка «Дороги Грибоедова: от Москвы до Тегерана», подготовленная Дмитриевым. За эти и множество других работ Сергей Николаевич удостоен различных литературных премий, а в 2006 году ему было присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации».

Любовь Сергея Дмитриева к фотографии и поэзии выразилась в новом жанре фотопоэзии. Постоянно и целенаправленно путешествуя по России, он чутко подмечает детали и признаки уникальной природы, культуры и истории нашей страны. Фиксируя их в мозаике фотокадров, он расширяет восприятие зрителя философскими, чуткими и тонкими поэтическими строками. Творчество Сергея Николаевича нашло отражение в сборниках стихов: «Письмена. 150 стихотворений из старой тетради» (М., 1998), «Заветное. Двадцать лет спустя» (М., 2000), «Слезы небес» (М., 2002), «О жизни, смерти и любви...» (М., 2005), «Лирика любви» (М., 2008), «Стихи о внуках» (М., 2016), «Я жизнь за все благодарю...» (М., 2108), «Любовь земная и небесная» (М., 2018). «Молитвы русского поэта» (М., 2018), а также в альбомах его фотостихотворений «По русским далям и просторам» (М., 2006), «По свету с камерой и рифмой» (М., 2009), «На Святом Афоне. Стихи русского паломника» (М., 2013).

В 2018 году Сергей Дмитриев получил президентский грант на создание интернет-антологии «Поэтические места России», в котором соединились все его увлечения и знания о русской земле, отечественной истории и поэзии.


Стихи О Санкт-Петербурге

Стихи о России

О каких местах писал поэт

Белые ночи

Белые ночи, белые ночи...
Что на Земле бывает короче?
Только любви восторженный миг
Или судьбы раздирающий крик.
Белые ночи лишь там приходят,
Где благодать на Россию нисходит,
Север Полярный и Петербург
Слились в один неразрывный круг.
Север — исток великой Руси,
Ты у ночей об этом спроси.
Белые ночи знают суть
И российской истории путь:
Через преграды, через века,
Сквозь бессмертье, за облака.
Словно лебеди белые ночи
Коршуна злого склевали в клочья
И опять в небес синеве
Плавно плывут по русской Неве.

Санкт-Петербург, 28-29.06.2003

В Александро-Невской лавре

Калеки, нищие и дряхлые старушки
Ждут милостыню у святых ворот,
И грянул гром полдневной пушки,
И голубей взлетел круговорот.

А рядом спят в тиши покоя
Те, кто России славу подарил,
Те, кто наук и муз устои
Твореньями своими укрепил.

И Ломоносов, и Жуковский,
Суворов, Глинка и Крылов,
И Достоевский, и Чайковский,
И Мусоргский, и Глазунов...

Здесь на столетья воплотилось
Единство веры и искусств.
На гениев Божественная милость
С Господних нисподает уст...
Санкт-Петербург-Москва,

25.11, 6.12.2006

В Воскресенском Новодевичьем монастыре

Живёшь, живёшь... Но только хладная могила
Тебя в пути по жизни ждет!
Казалось бы, как горько и уныло
Устроен жизненный круговорот.

Однако, в том и суть житейских граней,
Что их ценить нас заставляет бег
Летящих дней и суетных скитаний,
Которых не минует человек.

Могила что? Лишь место для упокоенья
Телесной оболочки, свой изжившей срок.
А есть ещё на свете воскресенье
Души, взыскующей небес порог.

И следует, идя вперед, смотреть не в землю,
А в небо, указующее верный путь.
И я призыву этому сильнее внемлю,
Стараясь в стороны с дороги не свернуть...

А в храме взгляд летит туда, к вершине,
Где лик Всевышнего сияет добротой.
И забывается в душе житейская пучина,
И не пугает жизнь могильною плитой.

Санкт-Петербург, 22.05.2015

В Петропавловском соборе

Здесь упокоились на век
Руси имперской тени,
Здесь свой замедлили разбег
Столетия свершений.

Здесь в тишине собора спят
Цари всевышней воли.
О чем-нибудь они скорбят,
Свои переживая роли?

Все получиловь точно так,
Как предначертывалось свыше.
И покаянья их никак
Уже мы не услышим.

А своды холодом полны,
Скульптуры сумрачны святые,
И от стены и до стены
Стоят надгробия седые.

Они загадочно молчат,
Храня свидетельства былого.
Здесь смолкло много лет назад
России царственное слово.

Санкт-Петербург, 1–2.05.2001

В Питере

У Казанской помолиться
И по Невскому пройтись,
Мойке тихо поклониться,
На Исаакий вознестись,

В Русском встретить Васнецова,
В Эрмитаже — всех подряд,
Снять с небесного покрова
Ночи свадебный наряд,

Луч иглы поймать в ладони,
Невский ветер ощутить,
С лёту Аничковы кони
На мосту остановить,

В Летнем подойти к Крылову,
А у Спаса шляпу снять...
Я сюда приеду снова,
Чтобы сердце заряжать.

Санкт-Петербург, 28.06.2007

Венеция и Санкт-Петербург: два призрака

На островах, которых сосчитать не просто,
Болотных и не жизненных совсем,
Родился этот город мирового роста,
В противовес ученьям умных теорем.

А колыбель его — раздольная лагуна,
Что фору даст любым вообще морям.
Когда-то здесь кудесница-фортуна
Венетам улыбнулась дикарям.

Века прошли, и этот город-призрак
Трудами был построен на воде.
И по нему не раз справляли тризну,
А он стоит назло проклятьям и беде.

Почти такой же город с островами,
Спасавшийся от гибели не раз,
Уже три века под балтийскими ветрами
Свой жизненный не исчерпал запас.

Он то же призрак! В мифах и туманах,
Опутавших его нелегкий путь,
Скрываются загадки, тайны и обманы,
В которые не просто заглянуть.

И не случайно схожа так Джудекка
С Дворцовой набережной в час зари.
Для русского пленительны человека
Чужие дали, веси и календари.

Так и плывут два призрака сквозь годы,
Один на Балтике, на Адриатике другой.
И нас зовут опять в опасные походы,
Куда-то в даль шальную за собой.

Венеция, 28.04.2011

На Балтике

Балтийское море угрюмо,
Лишь чайки кричат в небесах.
Я, будто поднявшись из трюма,
Стою на семи ветрах.

И парусник мой несётся
К пустынным пока берегам,
Где город великий проснётся
Назло надменным врагам.

И имя его прославит
Апостола и царя.
А ветер мой парусник правит,
Где бросит он якоря.

Воды серебристые блики,
Открытые всюду пути,
И город, меняя лики,
Три века будет расти...

Балтийское море туманно,
Раскинулось словно сукно,
И Пётр совсем не случайно
Здесь в мир прорубил окно.

Санкт-Петербург, 1.05.2001

На берегах Невы

Я с Ленинграда начал череду
Своих по свету путешествий,
Ещё когда я верил в Красную Звезду
И был в почёте гимн советский.
Ушли года, и новая страна
Взошла из пены смуты дикой,
Но так же притягательна весна
На берегах Невы великой.
Державно воды невские текут,
Дворцов рисуя силуэты,
И будто бы замедлен бег минут,
И набережных молчаливы парапеты.
Здесь продолжается незримый счёт
Почти прошедших трёх столетий.
И Медный всадник длит полёт —
Всему вершитель и свидетель.
Стрелою Невского, как встарь,
Натянут лук Петра творенья,
В лучах Исакия алтарь
Всевышнего благословенья.
Пройдут века, и смут пора
Не раз своё приблизит бремя,
Но над творением Петра
Бессильно тягостное время...

5.03.2000

Небываемое

«Небываемое бывает», —
Так однажды Пётр изрёк.
Афоризм такой подтверждает
Петербурга редкий урок.

На болотах за краткие годы
Вырос этот России оплот,
Ни старания непогоды,
Ни врагов жестоких поход

Не сломили порыв созиданья,
А усилили только его.
Так исполнилось предсказанье
Основателя самого.

Следом шествовали победы
И столицы невиданный взлёт,
Невзирая на грозы и беды,
Изменился истории ход.

Этот подвиг — я точно знаю —
Не дано никогда позабыть.
«Небываемое бывает»,
Раз ему предписано быть...

Санкт-Петербург, 2.05.2001

Ностальгия

Я на Невском, я опять на Невском...
И опять я благодарен небесам,
Ведь поныне от эпохи детской
Питер для меня как вещий храм.

Звался он в ту пору Ленинградом
И оазисом к себе манил, манил.
Он каналов пёстрым маскарадом
В ночи белые мне тихо говорил:

«Ты вдохни морской свободы влагу,
Трепетаньем восхитись веков,
Ощути и стойкость, и отвагу
Павших в битвах дедов и отцов.

Ты промерь неспешными шагами
Километры улиц, площадей
И заговори, как водится, стихами,
Прославляя ямбы и хорей».

Я внимал и восхищался страстно,
Я бродил и рифмы сочинял,
И так часто вовсе не напрасно
На Московский прибывал вокзал...

Я на Невском, я опять на Невском...
И дышу ветрами с моря вновь.
Не померкнет как святые фрески
К Питеру заветная любовь.

Санкт-Петербург, 25.11.2006

Петербург

Невы громоздкое теченье,
Мостов изогнутый полёт,
Тумана лёгкое движенье,
Проспектов ровный хоровод,

Соборов гордых силуэты,
Петра безудержная власть,
Дворцов державные приметы,
Фонтанов свежесть, блеск и страсть,

Особняков усталых сонность,
И финский ветер, и покой,
И вековая непреклонность,
И гордость славы мировой...

Ленинград, 13.10.1980

Петербургская ночь

Великий град великого Петра,
Застывший в музыке зданий,
Невы державная игра,
Мерцающей сотнями граней.

Каналов резвый хоровод,
Мостов изогнутых чертоги.
Пыль вековая вдаль зовёт
Московской верстовой дороги.

Очарованье Царского села
И ветры Финского залива.
Сюда Россия собрала
Всё, чем богата и красива.

Три века незабвенных дел.
И ждёт ли новое начало?
Ещё судьбы своей удел
Петра творенье не узнало.

Луна рассеяно блестит
На глади царственной Фонтанки.
А Петербург спокойно спит
На вечной, как корабль, стоянке...

Санкт-Петербург, 28.04.—2.05.2001

Санкт-Петербург

Великий град имперского размаха,
Вершина сумрачного русского пути,
Для русских он и пантеон, и плаха,
И узел гордиев, что никому не расплести.

Построен на костях, удобрен кровью,
Умыт водицей смуты и войны,
И дань к его проспектов изголовью
Несли все веси и губернии страны.

Имперский дух не жив без подчиненья,
И сколько раз указов череда
Не приносила людям облегченья,
Плодя неразбериху... как всегда.

Но вместе с тем, имперская гордыня
Дарила всплеск искусству и уму.
Мир нехотя, но признаёт поныне
Не истощимой русскую имперскую суму.

И не померкли гордые победы
Под сенью императорских знамён,
Побиты немцы, финны, шведы
И недруги с любых других сторон,

И не исчезли никуда каналы,
Дворцы, проспекты, храмы и сады...
Имперский город, старый и усталый,
Ко славе множит трехсотлетние следы.

Санкт-Петербург, 25.11.2006

Северный город

Я люблю этот город северный,
Потому что с Севера сам,
Петербург, шагами измеренный
И годами лихими проверенный,
И приближенный к небесам.

Я люблю его нрав непокорный
В ореоле балтийских ветров,
Воздух чистый, почти что горный,
И характер с бунтарством вздорным,
С низвержением самых основ.

Этот город, апостолом меченный
И воздвигнутый русским царём,
Счастьем вовсе не обеспеченный,
А, напротив, почти искалеченный
Сумасбродным своим житьём.

То болота пришлось осваивать
И врагов побеждать напор,
То империю перестраивать
И хотя бы чуть-чуть расстраивать
Революций невиданный вздор.

Город выстоял и не сдался
На брегах могучей Невы
Перед теми, кто так старался,
Но никак, увы, не дождался
Отсеченья его головы.

Я люблю этот город парусный.
Колыбель русских причуд,
И, наверно, в далёкой старости,
Отрешившись от гнева и ярости,
Здесь Россия найдёт приют.

Санкт-Петербург, 28-29.06.2003

Спас на крови

У Спаса на крови спокойно и печально,
Как будто бы на день сороковой,
А тучи тихо и патриархально
Плывут над вспененной водой.

И эхо взрыва слышится повсюду,
И крики узнаются тут и там.

И разве это не подобно чуду,
Когда над смертью вырастает храм?

Резной, причудливый и многоликий,
И даже радостный, назло смертям...

Над нашей русской бездной дикой
Вознёсся животворный храм.

Он отражается, как в зеркале, в канале
И рассыпается на тысячи кусков.
За что царя здесь убивали
Отряды террористов и юнцов?

В России так всегда творится
Истории таинственная стать —
Чтобы потом, раскаявшись, молиться,
Сначала надо лгать и убивать.

И эта не закончена дорога,
Ведущая на небо или в ад,
И нас спасёт лишь вера в Бога
Да стойкости проверенный обряд.

Колокола поминки отзвонили
По императору с трагической судьбой,
А капли крови вовсе не остыли
У храма, на булыжной мостовой.

Санкт-Петербург, 28-29.06.2003

У Спаса-на-водах

Валентину Пикулю в день 75-летия

Молитва парила под сводом,
Когда в день апостолов мы
В часовне у Спаса-на-водах
По Пикулю пели псалмы.

Ушёл он в небесные дали,
Пройдя свой писательский путь,
Чтоб в книгах его постигали
Мы русской истории суть.

Он ярким апостольским словом
Нёс правду о тайнах веков,
Сокрытых забвенья покровом
И пылью былых катастроф.

Молитва о нём прозвучала
В часовне славы морской,
Где длится как будто сначала
Жестокий Цусимский бой,

Где полные списки героев
Хранят ту бесценную нить,
Что Пикуль суровой порою
России помог сохранить.

И слышится звон колокольный
У Спаса на летней Неве,
А Пикуль идёт по раздольной,
С ромашками, райской траве...

Санкт-Петербург, 13.07.2008

«Русские» эпитеты

На свете случаев не так уж много,
Когда эпитет «русский» признают
Безоговорочно и строго,
Как самый высший абсолют.
Есть «водка русская» и «русские же горки»,
«Рулетка русская» и «русский же балет».
Хоть вкус у водки очень горький,
Неповторим он, как и пируэт.
Есть «русская душа» и «русские морозы»,
«Просторы русские» и «русский бунт»:
Подчас России только слёзы
Приносит исторического лиха фунт.
Есть «русский символизм» и «русские иконы»,
И «русские цари», и «русская гульба»,
Есть «русской красоты каноны»
И «русская икра», и «соболя».
Есть «русский танк» и «русская ракета»,
Есть «баня русская» и «русский газ»,
И «русские блины», и «русские поэты»,
И «балалайка русская», и «русский пляс».
Есть «русская судьба» и «русский спутник»,
И «русский героизм», и «русское метро»,
«Святые русские» и «русский путник»,
Что всё ещё бредёт сквозь вой ветров.
Пожалуй, вот и вся эпитетов стихия,
Что слову «русский» всюду дарит честь.
Но есть ещё сама великая Россия,
И к ней эпитетов никак не перечесть.

6.04.2000

Благодарность

Я жизнь за всё благодарю,
За неподдельность листопада,
За снег и вечную зарю,
И краски яблоневого сада,

За своенравные года
И бесконечные дороги,
За самолёты, поезда
И встречи на родном пороге,

За огоньки любимых глаз
И теплоту ржаного хлеба,
За то, что ощутить хоть раз
Позволило родное небо,

За слёзы счастья и потерь,
За седину и перемены,
За то, что в неземную дверь
Я не ушёл ещё со сцены.

За всё я мир благодарю,
Не обустроенный и грешный,
И, если надо, ¾ это повторю
Там, за чертой — во тьме кромешной.

4-5.07.2003

Благоустрой

В природе столько покоя,
Хоть вёдрами черпай его.
Величие благоустроя
В мире сильнее всего.

Спокойствие и порядок —
Природы вечной черты.
Менять ничего не надо
В царстве такой красоты.

Но только сумбур и хаос
В природу внёс человек.
Пора намотать нам на ус,
Что цивилизации бег

Безжалостно нарушает
Природную благодать.
Не надо искать нам рая,
А надо Землю спасать!
.

На Оке, Касимовский район, Рязанская область, 19.04.2003

Блёстки заграницы

Всю суету и мира беспокойство
В бассейне я арабском утопил,
Ведь так к перемещеньям свойство
Под Рождество я снова утолил.

Мотаюсь всё, мотаюсь и мотаюсь,
А не пора ли из России — не ногой?
Пора, о други! Верно, каюсь!
Есть, что искать в земле родной:

Природы благодать, приметы веры,
Истории богатой адреса...
И не нужны тут всякие химеры
Про заграницы дальней чудеса.

Где жизнь узнал, там и старайся
Открытий годы проводить...
И блёстками чужими не прельщайся,
Из них не вьётся жизни нить!

Дубай, Рождество, 7.01.2017

В раю

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю»,
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте Родину мою».
С.А Есенин

Вода как мягкое желе
Укутала в пелёнки тело.
Есть рай и на нашей Земле -
Здесь, у морского предела.

Повсюду царствует покой,
Помноженный на совершенство.
Но почему-то мир такой
Несёт не только блаженство.

Ты скоро начнешь тосковать
По дому и кругу родному,
Захочется вновь уставать,
Чтоб выспаться к выходному.

Ты снова захочешь туда,
Где в моде не райские страсти
И где царят как всегда
Отнюдь не небесные власти.

От зноя и солнца устав,
Ты вспомнишь снега и метели,
Не прочь остудить свой нрав
В святой ледяной купели.

Ты снова станешь готов
К сплошной городской суматохе
И стойко принять без слов
Приметы зловещей эпохи.

И если на самом краю
Тебя строго спросит Мессия,
Ты выберешь жить не в раю,
А в грозной и грешной России.

Мармарис, Турция, 20.08.2005

В Тегеране

Опять под песни муэдзина
В душе сгущается тоска.
Дождись домой, Россия, сына,
Спешащего к тебе издалека.

Я заскучал по русской речи,
По хлебу с водкой и борщом
Там, где Кораном быт помечен,
Как чудодейственным пером.

Здесь нет снегов и русской воли,
Стремящейся за облака,
А есть жара и много боли,
Что подарили горькие века.

Здесь нет икон в сиянье света
И золотистых куполов,
А есть мечети, минареты
И пестрота цветных ковров...

Дождись меня, Россия, из скитаний
По самым дальним уголкам,
И никаких не нужно обещаний,
Вернувшись, сделаю всё сам.

Я на твои печальные берёзы
Смиренно голову склоню,
И позабыв отчаянье и слёзы
Любовь к тебе навечно сохраню.

Тегеран, 9.03.2009

В храме Святого Николая

«Найди свой храм!», — мне батюшка поведал
В уютной церкви среди русских деревень,
И разговором он меня как будто исповедал,
Надеждой осветив мой новый на планете день.

Я вдруг почувствовал и новое прозренье,
И силы новые, чтобы вперёд опять идти,
И это батюшкино впредь благословенье
Подарит мне уверенность в своём пути.

А вот куда идти, укажут мне дороги,
Которые нам предки подарили в те года,
Когда трудились люди с поклоненьем Богу
И новые повсюду созидали города.

Мансурово, 26.09.2010

Ветер странствий

Давай с тобою улетим,
Куда укажет ветер странствий,
Пусть это будет гордый Рим,
Париж в рождественском убранстве,
Рождающийся вновь Берлин
Или любой далёкий остров,
Где в море встретит нас дельфин
Приветливый и длиннохвостый.

А может, просто сосчитать
Жемчужины Кольца Златого
И ощутить былую стать
Санкт-Петербурга или Пскова?..

Давай всё бросим и сбежим,
Хоть на два дня, куда угодно,
И нам откроется двоим,
Что жизнь совсем не безысходна.

27.02–3.03.2000

Возвращение блудного сына

И закинула меня судьбина
В слишком дальние края:
Блудного не удержала сына
Русь родимая моя,

Потому что разрешила
Жизнь неведому узнать,
И дороги подарила
Сумасшедшей благодать.

Вот и езжу по планете,
Как засыльный казачок,
Изучая тех и этих
Стран особость и исток.

Получается забавно:
Всюду жизнь кипит своя,
И господствует исправно
Всюду та же толчея.

Всюду люди ищут счастья,
Но находят груз тревог,
И своей не верят власти,
Лишь спасая свой порог.

Всюду ловят блеск богатства,
Но лишь с бедностью дружны
И людского всюду братства,
Как и раньше, лишены.

Всюду думают о Боге,
Но блуждают как впотьмах.
Да грешны людей дороги
И с молитвой на устах...

Видел я Восток и Запад,
Север, Юг и мир иной,
И готов сойти со трапа,
И припасть к Земле родной.

Только ты, Россия-мама
Сына встретишь со слезой,
Пожалеешь и без срама
Позовёшь опять домой,

Всё расспросишь, попечалясь
О скорбящих.. всюду... там,
И поняв чужие дали,
Вновь откроешь правду нам,

Что лишь Родина на свете
Может счастье подарить
И к духовности планете
Путь неведомый открыть.

Лишь Россия успокоит
На тревожных рубежах
И к свободе пыл утроит,
Побеждая жизни прах.

Лишь Россия собирает
Блудных сыновей туда,
Где их снова окрыляет
Русской святости звезда...

В самолёте, Бали-Гонконг, 9.01.2012

Вселенная России

Моя Вселенная — Россия,
Готов её я постигать
Сквозь расстоянья верстовые
И вновь, и снова, и опять...

Куда ни кинь — повсюду раны
Прожитых ею тяжких дней.
Но, Боже мой, какие страны
Вообще сравниться могут с ней?

Вот чудеса родной природы,
Вот россыпь сёл и городов,
Вот русской признаки породы,
Не сгинувшей во тьме веков.

Вот купола церквей, летящих
Навстречу синим небесам...
Гордиться нужно настоящим,
Доставшимся от предков нам!

И пусть клевещут неизменно
Враги на Родину мою,
Она останется моей Вселенной,
И я ей гимны вновь пою.

Вёшки, 15.01.2017

Долг

Я в долгу неоплатном
Перед русской землёй
За мой путь благодатный,
За простор необъятный
И славянский настрой,

За раскатные грозы
И грибные дожди,
За шальные морозы,
Чудеса русской прозы
И просветы в пути,

За озёра Валдая
И молитвы: «Спаси!»,
За предчувствия рая,
Что когда-нибудь — знаю -
Победят на Руси.

За Рублёва иконы
И за храмы Кремля,
За народные стоны,
И труды, и поклоны,
И ржаные поля,

За костры Куликова,
Бородинский редут,
За святые покровы,
Что спасительным кровом
Небеса нам несут,

За огонь Сталинграда
И за майский парад,
За молву листопада,
За цветение сада
И метельный обряд...

Долг такой не под силу
Мне вовек оплатить.
От крестин до могилы
Этой русскости жилу
Остаётся ценить.

7-10.05.2004

Дорожный стих

От Балтийска до Камчатки
От Изборска до Чечни
Я опять в дорожной тряске
Провожу шальные дни.

Я отправлюсь спозаранок
В даль дорожной кутерьмы
От Твери до Магадана,
От Москвы до Костромы...

Но удастся ли измерить
Родины сплошной простор?
Остаётся в Бога верить
Ямам всем наперекор.

Остаётся пить по малу
Русских вёрст живой нектар,
Чтобы, победив усталость,
Жизни почувствовать дар!

Переславль-Залесский-Белград,
24.02-11.03.2018

За кольцевой

Я скучаю по родной стране,
Скрывшейся за кольцевой дорогой...
Спряталась Россия в тишине
Робкой и тревожной недотрогой.

От усталости она в пути
Сном принцессы сказочной уснула
И не хочет дальше в даль идти
В ореоле дьявольского гула.

Ей нужна спокойная страда
Гордости, труда и вдохновенья,
А не сумасшествий череда
На пути духовного забвенья.

Спит Россия, спит за кольцевой,
А в Москве её давно не видно.
Я скучаю по стране родной...
И как это странно и обидно.

23.12.2006

Зачарованная Русь

Усталость как лохмотьями спадает
С тела, изнурённого вконец.
Кто ещё такое место знает,
Где покоя царствует венец?

Где ещё так животворны храмы
И воздушны вещие кресты?
Где ещё в приметах русской драмы
Столько неподдельной красоты?

Где ещё настоян как цветами
Воздух тишиной такой,
И летит живыми облаками
Русь над зачарованной рекой?

Суздаль, 1-2.05.2003

История — душа народа...

История — душа народа
И стержень бытия его,
Без исторического хода
Не происходит ничего.

И будем мы непобедимы,
Пока историю храним,
Пока в душе живёт незримо
Отечества родного дым.

Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам
Тот на пути по жизни ищет,
Кто близок к русским небесам.

Нам выпала канва столетий
Для сбережения основ,
И мы по-прежнему в ответе
За сохраненье русских слов.

И пусть ветра бушуют снова
Над нашим очагом родным,
И счастье русское, и слово
Потомкам мы передадим.

На историческом фестивале, Коломенское, 8.06.2014

Меня иные манят дали...

Меня иные манят дали
После исхоженных путей
Тропами Африк и Италий,
Японий, Франций, Пиреней...

Меня влекут леса с черникой
Под небом северных широт,
Где не истёк природы дикой
Отмеренный круговорот.

Меня влечёт деревни русской
Неизменяемый набор:
Простые избы, вечер тусклый
И покосившийся забор.

Меня пленяют силуэты
Родных до камешка церквей
И возрождённые приметы
Не сгинувших монастырей.

Меня зовёт к себе берёзок
Над косогором хоровод
И царство русского мороза,
Когда зима своё возьмёт...

Порторож, 8.08.2011

Муза

А за окном метель и вьюга,
И приближенье Рождества,
А в доме ты — моя подруга
И ощущенье волшебства.

Свеча горит, и чьи-то тени
Ведут по стенам хоровод,
А ветер песней дуновений
Куда-то нас с собой зовёт.

Леса молчат, и в вальсах снега
Колдует русская зима.
А на душе — покой и нега,
И Муза вечная сама...

Рождество, Конобеево, 7.01.1999

На Рождество

Ковыль в снегу, ковыль усталый
Заснул в объятьях холодов
И ждать ему ещё немало
Весенних радужных ветров.

Ещё вселенские морозы
Достойно встретят Рождество,
Ещё капели звонкой слёзы
Своё подарят волшебство,

Ещё снегов поля растают
И унесутся в небеса...
Ковыль уже предвосхищает
Весны грядущей чудеса.

Рождество, Звенигород, 7.01.2003

Новая молитва путешественника

Спасибо, Господи, что Ты мне преподносишь дар
По свету неожиданных скитаний,
Дорожный на лицо мне нанося загар
С отливом путеводных граней.

Меня, как странника, ведёт Твоя звезда
По путанным, но благостным маршрутам,
Ключом познанья открывая города
И разрывая будней тягостные путы.

И пыль дорог на старых башмаках
Мне дым Отечества в пути напоминает...
Спасибо Господи, что на семи ветрах
Моя душа так долго пребывает.

Баден-Баден, 21.05.2017

Облака

Облака, как белый плат
Богоматери премилой,
Земли русские хранят
Неизведанною силой.

На Оке, Касимовский район, Рязанская область, 11.08.2009

От Москвы до Ярославля

Все отмерено как надо,
От Москвы и до Посада,
От него до Переславля,
До Ростова, Ярославля.
Переездов долгих ряд —
Километров по шестьдесят.
Раньше, чтобы их пройти —
День измаешься в пути,
Что в карете, что верхом,
Что в телеге, что пешком.
Потому-то в даль тогда
Убегали города.
По иному стало ныне —
Пролетаешь на машине
Переезд за полчаса,
Вот и странствий чудеса.
Русь доступной очень стала
И раздолье потеряла,
Как теряется порой
От сумятицы покой.
Время все просторы сжало,
И лишь за день до Урала
Можно ныне доскочить,
Вот тебе и странствий нить.
А как хочется устало,
Путь начав с утра сначала,
До постоя доскакать,
А с утра — в поход опять...
От Москвы до Переславля,
До Ростова, Ярославля
Путь измеренный лежит
И, колдуя, в даль бежит...

Ростов Великий, 14.12.2003

По белу свету

По белу свету с камерой и словом
Я путешествую который год,
Чтоб фотопоэтическим уловом
Украсить дней круговорот.

Пройдя по миру с русскою душою,
Созвучной солнцу, радуге, ветрам,
Я тайны жизни и истории открою,
Которые открыты лишь богам.

Я посещу места заветной славы
И заповедной, чистой красоты,
Чтоб оценить родной державы
Ещё совсем не оценённые черты.

По белу свету с рифмой и стихами
Я новыми дорогами пройду,
Потом под русскими, родными небесами
Найду свою заветную звезду.

Вёшки, 9.08.2008

По русским далям и просторам

Георгию Свиридову

По русским городам и весям
Я странствую который год,
И этот жизненный поход
Непредсказуем и чудесен.

По русским весям и дорогам
Нам предначертано пройти,
Как будто посохом в пути
Себя спасая русским слогом.

По русским далям и просторам
Душе по силам пролететь
И, победив любовью смерть,
Навечно слиться с русским хором.

Читта дель Мар, Сицилия, 17.07.2003

Под русскими небесами

Под русскими святыми небесами
Нам выпало и жить, и умирать,
И восхищаться теми чудесами,
Что дарит нам природы благодать.

И даже в дни смертельной смуты
С небесных выпадают нам высот
Проникновения счастливые минуты
В мир окружающих красот.

Нам суждено в предписанные сроки
С природой русской слиться на века,
Душой вернувшись к тем истокам,
Что сотворила вечности река.

Кимры-Москва, 13-15.09.2003

Пожалейте

Пожалейте меня, берёзы,
Подарив серёжек букет.
Нас сроднили годы и грозы -
Я Серёжка сам сорок лет.

Пожалейте меня, рассветы,
Напоив жемчужной росой.
Я небесных далей заветы
По крупицам впитаю душой.

Пожалейте меня, невзгоды
Сумасшедшего бытия,
Ведь из русской скорбной породы
На земле этой грешной я.

Пожалейте меня, тревоги,
Облегчите жизни печать.
Я устал от долгой дороги,
Но ещё не хочу отдыхать.

Пожалейте меня, родные,
Незнакомцы, враги, друзья,
Потому что годы шальные
С вами вместе меряю я.

19-20.05.2004

Родная Русь

Я люблю эту жизнь, невзирая на все изъяны,
На душевные муки и раны
И обыденных будней груз.
Не нужны мне чужие страны,
А одна лишь — родная Русь.

Я люблю эту жизнь, несмотря на любые невзгоды,
На летящие в пропасть годы
И тревожную сердца печаль.
Не хватает лишь в жизни свободы
И ушедшего чуточку жаль.

4.06.2003

Русская дорога

Дорога, русская дорога,
Как парус на семи ветрах,
Летит под горочку полого
И исчезает в небесах.

Дорога за собою манит
И тайны сердцу говорит,
В пути далёком не обманет
И вёрст тревогой опьянит,

Подарит веру, но не счастье,
Приблизит цель, но не спеша,
Не отведёт совсем ненастье,
Но не умрёт на ней душа.

На русской вековой дороге —
Погосты, церкви, города,
Трактиры, сёла и остроги,
И лет бегущих череда.

На ней колдобины и ямы,
И тропы, что приводят в ад,
Но путника спасают храмы
Да древний жизненный уклад.

А нищие бредут уныло
Дорогой той же и сейчас.
Мы все в дороге тратим силы,
И ей, увы, порою не до нас.

Дорога русская сурова,
Но ей прерваться не дано.
Она — Руси самой основа
И жизни русской полотно.

Бегут извечные дороги
По русским далям и полям,
Нам путь указывая к Богу
И к нашим русским небесам.

На Оке, Касимовский район, Рязанская область, 16-17.08.2003

Русская земля

Березы тихие, знакомые поля,
Пустые сёла, скорбные погосты.
Узнать, что это русская земля,
Так незатейливо и просто.

Дороги пыльные. Далёкие леса.
Озёр и рек свободные разливы.
Своя спокойная краса,
Природы чистые порывы.

Печалью девственной полны
Явления родной стихии.
С любой бескрайней стороны
Нам узнается лик России.

Санкт-Петербург, 28.04–2.05.2001

Русская природа

Природа, русская природа,
Как ты просторна и вольна,
Быть колыбелью русского народа
Ты волшебством наделена.

Без твоего раздольного дыханья
Не проявилось бы с течением веков
Народа русского призванье
И совершенство русских слов.

Без твоего надёжного покоя
Не выдержал бы русский человек
Того безжалостного боя,
Что он ведёт который век.

И удаль русская, и вера,
И благодатный русский кров
Давно бы вылились в химеры
Без русских весей и лесов.

Природа, русская природа,
Неоценим твой щедрый дар
Родному русскому народу —
Певцу твоих волшебных чар.

Ильинское, Кимрский район, Тверская область, 13.09.2003

Русская усадьба

Бронзовая седина листвы
Наклонилась над озёрной гладью,
Облака потухшей синевы
Стелятся над барскою усадьбой.

Силуэты стройные церквей
Уплывают в горизонта дали.
Ветер сонным шёпотом ветвей
Напевает музыку печали.

Это — русской осени черты,
Не меняющей свои законы.
И, как небеса, чисты
Колокольных песен перезвоны...

31.10.1999

Русский

Я русский, и это всецело
Даёт мне силы в пути.
За русское правое дело
Готов я на плаху пойти.

Нас русских в огне лихолетий
Земля спасает отцов,
И мы за неё в ответе
Без лишних сомнений и слов.

Я русский по стати и крови,
По мыслям и по языку.
И пусть завывают суровей
Метели на нашем веку.

Для русского нет предела
Среди житейских дорог.
И так он шагает смело,
Куда ведёт его Бог...

10.05.2004

Русский край

России милые черты
Меня пленяют неизменно,
Лишь вырвусь я самозабвенно
За круг московской суеты.

Какая даль, какой размах,
Какая сладостная воля!
Как будто ты без всякого пароля
Вдруг оказался в небесах.

И кто сказал, что спрятан рай
В непостижимом поднебесье?
Такой божественною смесью
Давно отмечен русский край.

И пусть его дороги и пути
Коварны и опасны год за годом,
Лишь им дано под небосводом
К колодцу счастья привести.

И только здесь найти дано
Любви заветную награду
Сквозь ливни, ветры, листопады,
Снега и бури — всё равно.

Для сердца русского — бальзам
Просторы вечного покоя,
И сердце силы вновь утроит,
Припав к заветным чудесам.

Москва-Милан, 9-10.04.2005

Русский Север

Мы россияне — северные люди,
Мы за полярным кругом рождены.
И нам покоя на Земле не будет —
Мы Севером на бой осуждены.

Какой покой, какая безмятежность,
Когда нас нянчили метели и снега?
Какая успокоенность и нежность,
Когда нам жизнь была не дорога?

Нам выпало осваивать полмира
И эти же полмира защищать.
Иного не было у нас кумира,
Чем Родина—Отчизна—мать.

Прошли века, но те же силы
Смыкают смертоносный круг,
И схватки континентов не остыли:
Вот Север—Запад, Север—Юг.

Спасает нас полярная закалка,
Терпение и дом родной.
И только жертв напрасных жалко,
Не подаривших Родине покой.

И мы вернёмся скоро к колыбели,
Которую нам Север подарил,
Лишь бы добиться этой цели
Хватило у России сил.

12-14.08.2003

Русский странник

Путешествовать — это владеть миром.
Бертон Холмс (фотограф, 1870-1958, Великобритания)

Я русский странник, в даль идущий
По вечным тропам и путям,
Я ищущий и вездесущий,
Открытый солнцу и ветрам.

Я путник русского размаха,
От Новгорода до Курил,
И я весь мир пройду без страха,
Хватило б только лет и сил.

В глазах бегут меридианы,
А параллелям нет числа,
Я сердцем постигаю страны,
Забыв докучные дела.

Я миром целым обладаю
В часы скитаний и дорог
И без остатка забываю
Груз отягчающих тревог.

Свобода скрыта не случайно
Для странника в самом пути,
А дали истинно бескрайни,
Чтобы вперёд идти, идти...

Владеют миром те, кто годы
Скитаньям дальним подарил
И царство трепетной свободы
В дорожных радостях открыл.

Москва-Каир, 16-18.02.2007

Русское раздолье

Ой, ты, русское раздолье!..
Проплывая за окном,
Ты и радостью, и болью
Отзываешься тайком.

Нет конца тебе и края,
Но хватает и тревог,
Вёрсты лишь твои узнаешь
На распутице дорог.

И богатства, и разруха,
И красоты, и тоска...
Голова болит от стука.
Как же, Русь, ты далека!

Как же ты необозрима
В протяжённости своей!
Проплывают вёрсты мимо
Всё быстрее и быстрей.

Нет конца тебе, Россия,
В перепутице дорог,
Ведь пути — твоя стихия,
А в безмерности — твой Бог.

Русь бежит без остановки
За окном под стук колёс,
Ей бежать по самой кромке
Лишь вперёд — вот в чём вопрос!

В поезде Нижний Новгород — Москва, 11.08.2013

Ряды предков

Я не привык проигрывать ни в чём,
Ни в спорте, ни в поэзии, ни в страсти,
Я сам себя — бывает напролом —
Вытягиваю из любой напасти.

Не потому, что сильный я такой,
А потому, что я из северного рода
С крестьянской жилкой и судьбой
Несломленного русского народа.

За мной идут плечом к плечу
Ряды непобеждённых предков.
Я сил избыток, если захочу,
В них черпаю совсем нередко.

Я не сдаюсь... И это потому,
Что русский я со дня рожденья.
И испытанья я в пути приму
Без страха, боли и сомненья.

День рождения, 10.06.2005

С камерой

Я с камерой люблю бродить
По весям старых городов
И там внезапно находить
Места, которые превыше слов,

Которые дано узреть
И светом впредь запечатлеть,
Чтоб можно было разглядеть
Красы божественную сеть.

Она наброшена давно
На Землю Русскую с небес,
А камера такое полотно
Рисует кадрами чудес.

Коломна, 14.06.2008

Сельское кладбище

На кладбище покой и непреложность
Неписанных законов бытия:
Повторной жизни невозможность
И всех ушедших мирная семья.

Цветы цветут, а божии коровки
Взлетают в небо с крашенных крестов,
И никакие хитрые уловки
Не возвратят ни дедов, ни отцов.

Но всё равно надежда остаётся,
Что мир иной земному не чета,
И нам ещё когда-нибудь придётся
Взглянуть на дальние, нездешние места.

И как бы двери поправляя рая,
Ещё живущие без всякой суеты
Могилки снова прибирают
И красят поржавевшие кресты.

Успенское, Орловская область, 2.08.2008

Тост

«Что-то, братцы, грустно стало,
Не поднять ли нам бокалы
И не спеть ли про „Варяг“,
Что прославил русский стяг?
Или вспомнить нам „Катюшу“,
Пробуждающую душу,
Или, друг мой, затяни
„Боже, батюшку храни!“
Нам унынье не престало,
Ждут великие начала
Несгибаемую Русь —
В этом я не ошибусь.
Да, в стране неразбериха
И бездарная шумиха.
Но уж близок новый взлёт,
И Россия не умрёт.
Так поднимем же бокалы,
Чтобы песни зазвучали,
И не падая никак,
Развевался русский стяг».

14.02.2000

Уста Бога

В этот час и в этот миг
Подарила осень вид нетленный.
Неужели я уже постиг
Фотографии удел бесценный?

Ей предписано в веках хранить
Красоты чарующей мгновенья
И улавливать живую нить
Вдохновенного и вечного движенья.

И рассматривая снимков ряд,
Восхитишься ты нечаянно, но строго
Вдохновению, с которым говорят
Нам уста природы или Бога.

Шатура, 23-24.08.2002

Храмы и дубы

Года бегут, уходят люди и столетья,
А остаются только храмы и дубы,
Как пережившие любые лихолетья,
Как знаки самой тягостной судьбы,

Что выпала российскому народу
На перекрёстках пролетевших лет.
И нет конца вовек лихому хороводу
Страданий, потрясений, новых бед.

Одни дубы могучие да храмы
Способны были взять и пережить
Века тяжёлой русской драмы,
Которую нам не по силам прекратить.

Но важно, что в России и поныне
Дубы старинные умеют зеленеть,
А в храмах дочери любой и сыну
Крещенье Господа дано иметь.

Мансурово-Москва, 26-09.2010

Хрупкая серёжка

Я только вздох росы рассветной
И тихий всплеск речной волны,
Я робкий стих Руси заветной,
Манящей вдаль из тишины.

Я только миг во мгле кромешной
Тысячелетий и веков,
Я сын Земли святой и грешной,
Дающей нам спасенья кров.

Я только хрупкая серёжка
На русском горестном ветру
Которая стучит в окошко
И по ночам, и по утру.

29.12.2010

Я - паломник

Я вселенский поэт
С русской душой,
Воспевающий свет
Доброй строкой.

Я паломник простой
По всемирным путям,
Рай взыскующий свой
И намоленный храм.

Я былинка среди
Планетарных ветров
И хранитель в пути
Поэтических слов.

Я паломник-поэт
С русским лицом
И покоя мне нет
В этом мире живом.

Я как прежде иду
По всемирным путям
И свой берег найду
Там, где высится храм.

Я продолжу свой путь
По тропинке земной,
Чтоб с нее не свернуть
И остаться собой.

Суздаль-Иваново, 13.08.2014

Я в Россию верю…

Я в Россию верю несмотря
На любые мрачные картины.
Видимо, ниспосланы не зря
Испытанья на её седины.

Я в Россию верю потому,
Что без веры сердце умирает,
А над Родиной в разрухе и в дыму
Хаос неизбежно наступает.

Верить — значит, понимать,
Сострадать, ценить, трудиться,
Долг любви сыновней отдавать
И за Родину свою молиться.

Я люблю Россию от того,
Что я русский с первого мгновенья,
И надеюсь более всего
На её небес благословенье.

11-12.10.2004

Я русский

                                                              Горжусь, что я русский,
                                                          и счастливее быть не чаю.
                                                                                      А.В. Суворов

 

Я горжусь, что я родился русским
И живу на русской стороне.
Где ещё так пляшут трясогузки,
Радуясь вернувшейся весне?

 

Где ещё так царствуют морозы,
Воплощая таинство снегов?
Где ещё так горьки слёзы
Опечаленных, но стойких вдов?

 

Где ещё так радужны соборы,
По-домашнему даруя благодать?
Где ещё, свои храня просторы,
Всенародная непобедима рать?

 

Где так коротки бывают ночи,
Что по праву белыми зовут?
Где ещё столь страстны женски очи,
Что тебя и сгубят, и спасут?

 

Где столь плавно льются песни,
А иконы — девственно чисты?
Где так опьяняюще чудесны
Полевые травы и цветы?

 

Где ещё народ такой искусный
И непривередливый вдвойне?
Я горжусь, что я родился русским
И живу на русской стороне.


Рогачево—Москва, 13–14.11.1999